Городская клиническая больница имени В.П. Демихова

Previous
Next

«Очередей из скорых из-за ковида больше не будет» — интервью Сергея Николаевича Переходова.

очередей из скорых из-за ковида больше не будет

В Москве зафиксирован новый максимум по заболеваемости коронавирусом – за сутки выявлено 4618 случаев. Это самый высокий показатель с середины мая. На ИВЛ в больницах сейчас находятся почти 300 человек. Наиболее тяжелых везут в том числе и в медцентр в Вороновском. Стоит ли опасаться дефицита коек, рассказал в интервью телеканалу «Россия» главврач ГКБ №68 имени В. П. Демихова Сергей Переходов.

— Сергей Николаевич, вам не снятся очереди из скорых, заполненные реанимации?

— Мне снилось это полгода назад. Потому что мы здесь практически не выходили из стационара. Вы помните, наверно, тот эпизод, когда у нас к больнице 86 скорых приехало одновременно. Сегодня такого нет, сегодня мы как-то более спокойней чувствуем себя.

— Чего боятся врачи? Страшно ли, что вам привезут пациента, а класть его будет некуда?

— У нас есть, по большому счету, запас, коечный фонд. Такого, я думаю, не будет, потому что мы не можем ни в коей мере оправить пациента обратно куда-то в другую больницу.

— Вы ежедневно ведете статистику. Больница в Вороновском рассчитана на 800 коек. Сейчас заполняемость чуть больше половины. С чем это связано?

— На самом деле сегодня процент заполняемости чуть более 75%. Вот это обусловлено прежде всего тем, что у нас очень большой коечный фонд реанимации, более 40%. Поэтому в Вороновское привозят наиболее тяжелых пациентов.

— Откуда в Вороновское везут?

— В Вороновское везут практически со всей Москвы, но везут и из Подмосковья, из близлежащих таких городов, сел.

— COVID-19 называют такой хитрой инфекцией. Потому что, например, поступает пациент молодой, ведущий здоровый образ жизни. Поступает пациент пожилой с осложнениями. И сказать, у кого пройдет болезнь легче, а у кого тяжелее нельзя. Так ли это?

— Все зависит, конечно, на мой взгляд от иммунитета. Но бывает достаточно часто, когда пациенты поступают, например, с определенным процентом поражения легких. Например, 15-20% через 4-5 дней. И несмотря на применение самых современных препаратов состояние пациентов ухудшается. Сказать о том, что у кого прогностически течение лучше, у пациентов пожилого возраста или молодого возраста, достаточно сложно.

— Вы – главный врач в больнице имени Демихова. Вороновское – ее филиал. Почему при таком росте заболеваемости не перепрофилироваться обратно в больницу №68, как это было весной?

— На сегодняшний момент такой необходимости нет. Если заболеваемость будет расти, нам нужно несколько дней буквально для того, чтобы перепрофилировать больницу под прием ковид-пациентов.

— А когда к вам поступают экстренные пациенты и выясняется, что у него COVID-19, какие дальнейшие действия больницы?

— Переводим в ковид-стационар. Бывает и так, что с подозрением на COVID-19 пациент поступает, его невозможно транспортировать. У нас предусмотрены как бы специальные операционные, предусмотрены специальные палаты в отделениях реанимации, обсервационные отделения, где эти пациенты получают необходимую помощь. А потом, по стабилизации состояния, переводятся в соответствующие стационары.

— Я обратила внимание, что у вас и у Дениса Проценко главные фотографии в известной соцсети – вы оба в масках. Почему? Это еще один способ донести посыл людям?

— В общем, да. Правильное ношение масок – не ниже носа, не на подбородке. Именно так, это подразумевает снижение риска заболеваемости ковид-инфекцией.

— А вот ваш опыт военного врача как-то помог в этой ситуации?

— Наверно, именно благодаря этому меня и поставили руководить и открывать инфекционный центр «Вороново». Все мои заместители – в общем-то, военные врачи в прошлом, мои бывшие сослуживцы. Именно благодаря этой команде, которая начинала работу именно в условиях, когда нет отопления, еще на улице лежит и идет снег, холодно. не было инфекционных отделений, реанимационных отделений, все делалось поэтапно и быстро.

— Какие-то страхи появились в связи с новым непонятным заболеванием поначалу?

— Я уже давно ничего не боюсь.

Источник — https://www.vesti.ru/article/2471684

Пролистать наверх